– Зачем же Отец убил Сына? - снова спросил Каллист, громко и возмущённо – и вздрогнул от звуков своего голоса. Он вскочил на ноги, чтобы уйти прочь из церкви – и столкнулся с улыбающимся сирийцем, похожим на Кесария, но с глазами не голубыми, а светло-карими, цвета спелого мёда.
Каллист улыбнулся сирийцу в ответ. «Он, наверное, не понимает по-гречески!» - подумал он.
Сириец что-то говорил Каллисту – губы его двигались – но Каллист не слышал слов. Солнечный луч из трехстворчатого окна падал на лицо сирийца, и Каллист не мог ясно видеть его.
.

Написать комментарий

вернуться к странице