Оригинал взят у pretre_philippe в Возврат к традиции. Возможен ли он, в чем, и что понимать под традицией?
Нашел тут доклад одного из молодых, недавно поставленных архиереев, епископа Покровского Пахомия. Который по-своему интересен и затрагивает довольно болезненные для современной российской жизни вещи.

«…Одним из плюсов нашего времени является, как я думаю, возможность более осмысленно отнестись к православной традиции, определявшей на протяжении большей части пути развития исторический выбор нашего народа. Мы сегодня можем свободно возвратиться к своим мировоззренческим основам, можем заново расставить акценты, попытаться отделить главное от второстепенного, догматы от обычаев. Нам дан исторический шанс более осознанно подойти к повседневному исповеданию своей веры, учесть ошибки и промахи прошлых столетий…
Если попытаться обобщить позицию сторонников введения «Основ православной культуры» в школах, их аргументы можно свести к следующему. Можно по-разному относиться к тем или иным представителям Русской Православной Церкви, к самому факту и историческим подробностям Крещения Руси. Но нельзя отрицать очевидный факт – русская культура пронизана христианскими мотивами. Не понимая их, ребенок рискует стать иностранцем, а точнее – лицом без гражданства в своей собственной стране. «Известен случай, когда в Рязани специально для четверых японских школьников было организовано изучение их родного языка. Так почему же огромное православное сообщество не может требовать такого же к себе отношения? Почему наши дети не имеют право изучать свою культуру?», – спрашивает одна из сторонниц введения данного курса».

И еще немного далее:

«…Когда педагог на одном из занятий сказала детям, что им предстоит экскурсия в Троицкий собор, и спросила, кто слышал о нем хотя бы что-то, многие дети промолчали. А один ученик неуверенно сказал: «Это, кажется, как-то связано с Троей?» Заметьте, это были не иностранцы, даже не иногородние школьники. И они, и их родители прожили в нашем городе много лет.

В настоящее время я возглавляю Покровскую епархию, в состав которой входят 18 административных районов Саратовского Заволжья. Сегодня со всех трибун, на страницах многих изданий можно встретить тезис: «Мы живем в многонациональной стране». Мы так привыкли к этому утверждению, что забываем соотнести его со статистическими данными. Однако оно существенно расходится с действительностью, потому что страну, в которой более 80% (как в нашем регионе), а то и 90% (как во многих регионах центральной и северной России) населения, относящего себя к одной национальности, на мой взгляд, с полным правом можно назвать мононациональной. Ведь по международным стандартам многонациональным считается государство, когда в нём нет этнических групп, составляющих более двух третей населения[.

Но почему же действительно создается впечатление, что русский народ не доминирует в нашем государстве? Почему немногочисленные представители народов, исповедующих ислам, столь заметны в нашем обществе, что даже наводят на мысли о многонациональности? Ответ один, хотим мы себе признаться в том или нет: народ, придерживающийся традиционных взглядов, системы ценностей, воспитания, всегда был и будет более сильным, более пассионарным, чем народ, не разделяющий таких взглядов.

Об этом не принято говорить сегодня, напротив, принято считать, что все люди равны, а религиозные убеждения или культурные предпочтения – лишь частное мнение, и не более. Но беспристрастное изучение новейшей истории Российского государства за последние 20 лет свидетельствует о том, что народ, сохранивший традиционный уклад, способен передавать позитивный культурный опыт, а народ, забывший свои традиции, – нет».

Я не говорю сейчас об отдельных представителях творческой или интеллектуальной элиты. Возможно, они способны в одиночку открыть для себя мир культуры, изобрести заново способы реагирования на вызовы времени и при этом сохранить национальную идентичность. Но что касается народа в целом, это вряд ли возможно. Именно традиция позволяет сохранять и передавать накопленный веками опыт развития, воспитания, решения межличностных конфликтных ситуаций».

Действительно, если взять большинство европейских стран, общества в них, при всей плюралистичности, более традиционны, чем современный русский уклад жизни. Хотя и там произошел уже в значительной степени отказ от христианского прошлого вместе с усилением более пассионарной мусульманской компоненты. В США, при всей разноликости людей, живущих там, есть также цементирующая и объединяющая всех общественная идея, своего рода «американский мессианизм» плюс гораздо большая, чем в Европе, религиозность. Израиль также немыслим без своей религиозно-мессианской идеи, вдохновлявшей его на протяжении 4000 лет и удивительным образом сохранявшей его, даже в периоды сильнейшего упадка или грозившего ему полного исчезновения. Но что ждет русских, при всей их расколотости и раздробленности в последние 20 лет, когда эта раздробленность, кажется, еще только усугубляется? Одни мечтают о «православной симфонии», другие об утраченном СССР, третьи о монархической дореволюционной России, четвертые смотрят исключительно в западном направлении, пятые о «хватит кормить Кавказ» и прочем. Но при таком состоянии возможно ли вообще наличие чего-то объединяющего и цементирующего всех нас на общенациональном или общегосударственном уровне? И не кроется ли тут мина, в любой момент могущая взорваться, после чего не только от СССР, но и от самой России уже ничего не останется?

В то же время нельзя чего-то искусственно изобрести в плане общенациональной и общекультурной скрепы в качестве традиции. Это должно вызреть естественно, вырасти живо. Возврат в какое-то условное прошлое, при свершившемся факте прерванности традиции, будет искусственным и надуманным: « в одну реку нельзя войти дважды». К какой традиции сейчас возвращаться и где ее искать, от чего отталкиваться? На этот вопрос епископ Пахомий, при всех его в общем верных замечаниях, ответ, конечно же, не дал. Думаю, что и не смог бы дать ни он, и никто другой.

Дар живой веры всегда был свойствен немногим. Скорее всего, не более 10% людей, живущих на земном шаре. Иллюстрация к этому в последнем воскресном евангельском чтении: из 10 исцеленных Христом прокаженных возвратился поблагодарить Его только один, да и то, в данном конкретном случае был еретик, презираемый правоверными израильтянами. И возвратился, вполне возможно, еще и потому, что ему, в отличие от девяти иудеев, которые должны были удостовериться о своем исцелении у священников, некуда и не к кому было идти вообще. Но в целом, многим людям свойственно обращаться к Богу только, когда очень прижмет, а когда станет хорошо, то Бог вроде как и не нужен, и быстро забывается в привычной житейской суете. Понятно, что и в обществах с традициями вера выступает скорее как элемент культуры и в некоторых случаях самодисциплины, привитой воспитанием. И это пассивное большинство из 90 процентов в любом случае будет ведомо активным пассионарным меньшинством. Но в современном российском обществе ситуация осложнена еще и тем, что среди относительно пассионарных людей нет никакого единства между собой, в самой РПЦ нет единого взгляда ни на традиции, ни на современное положение дел в нашей церкви.

«Сейчас идеология общества потребления не может дать стимул к такому жертвенному служению. И только храм в селе, в городе способен сплотить вокруг себя людей неравнодушных, ищущих, способных отдавать больше, чем получать, бескорыстно делиться своими знаниями, своим творческим потенциалом» - заключает епископ Пахомий. Много ли, однако, таких храмов?.. Кажется, в церковной среде уже немало сделали для того, чтобы многим только внушить отвращение к православным традициям, которые еще сами понимаются неизвестно как, и внушающими, и внушаемыми! И что, в таком случае, со всем этим делать?...

Написать комментарий

вернуться к странице